Эпизод войны. История, которой еще не было


Военный информационный портал
Эпизод войны. История, которой еще не было
«Будь проклята эта война! Будь прокляты эти мрази!».

Так думал 19-летний рядовой российской армии Илья Матвеевич Логинов, с болью в сердце, глядя на стариков.

Это он, Илья, нашел эту супружескую пару в развалинах разрушенного американскими бомбами частного дома в пригороде ничем не примечательного провинциального российского городка, коих в России десятки тысяч. Он же и стал их первым спасателем.



«Будь прокляты эти мрази! Они пару лет назад они пришли на мою землю, на землю вот этих стариков только потому, что этой земли много, и она богата».

Илья смотрел на плачущих стариков, которым взводный санинструктор словесно успокаивая их, оказывал медицинскую помощь, и в его памяти, поневоле, всплыли лица его родных: отца Матвея Ильича, матери Валентины Петровны, сгинувших в адском пекле ядерного взрыва, и старшего брата Артема, который также как и Илья воевал сейчас где-то с чужаками.

От воспоминаний Илью отвлек санинструктор. Он хотел осмотреть руки Логинова. Илья даже не сразу вник в слова сослуживца. Так тяжелы были воспоминания и боль утраты. И, конечно, усталость, полностью поглотившая боль в разбитых в кровавое месиво рук.

И пока санинструктор обрабатывал руки солдата, память его опять отматывала жизнь назад.

…Они шли через «мертвый» город N. Ни одной живой души. Ни людей, ни животных. Только тошнотворный запах разлагающейся плоти. И пройдя весь город от одного пригорода в другой, обостренное чутьё Ильи уловило слабый звук кого-то живого, доносящийся из очередного разрушенного дома. Велико было его удивление, перемешанное с какой-то радостью, что в этом безмолвии осталась жизнь и эта жизнь принадлежит человеческому существу. И еще большее желание вернуть эту жизнь «к жизни».

Илья как сумасшедший, что-то шепча, выкрикивая, иногда плача или может просто всхлипывая, не чувствуя боли, прислушиваясь к русской речи идущей из-под завала, откидывал кирпичи, доски, бревна, какой-то другой мусор пока, наконец ,не увидел две пары глаз смотрящих с надеждой из тьмы на него.

Подоспели другие бойцы, и общими усилиями им удалось расширить то отверстие, которое изначально расковырял Илья. Бережно, как только это можно сделать в боевых условиях, солдаты извлекли из этой «могилы» владельцев этих глаз. Тех самых стариков. Илья в чудеса не верил, но то, что они выжили под тоннами натовских бомб, можно было бы назвать чудом…

Почти весь взвод суетился вокруг стариков стараясь их покомфортнее разместить. Были выгребены все вещмешки, и вокруг спасенных возвышалась небольшая, но по русскому щедрая горстка продуктов. Вовсю полыхал костер. Кто-то устанавливал экран, кто-то умчался в поисках воды, кто-то решил стать шеф- поваром солдатской кухни.

Илья бы тоже с удовольствием подключился к этой суете, но в его нынешнем положении он тянул лишь на роль иждивенца. Логинов приблизился к старикам и справился об их самочувствии. Сослепу, не узнав его изначально, но по голосу определив в нем их спасителя, старички рассыпались в словах благодарности. Завязался разговор. Звали их Тимофей Петрович Козлов и Антонина Семеновна Козлова. Старики что дети. Им нужно было выговориться.

А тем более после шока. Пусть болтают. А рассказать им Илюхе было чего. И как жили в «далеком» Союзе, и как при «недавней» демократии. Рассказали об «арабских вёснах» и «оранжевых революциях». О проклятых олигархах. Рассказали о сынке своем Алешке уехавшем черте знает куда за лучшей долей. Илье было интересно слушать их.

Пусть болтают.

И слушая стариков, Илюха открывал в себе чувства того, что он неистово, яростно любит свою землю, леса и поля, озера и реки, любит вот этих стариков, которые наверно могли бы заменить ему погибших родителей, любит своего брата, любит своих сослуживцев, таких же простых пацанов, как и он сам. И все больше убеждался в том, что он готов умереть за все это и врагу никогда не победить его народ.

……………………………………………………………………………………………………………………………………………………

А практически в это же самое время в другом, сожженном белым фосфором российском городе капрал армии США Алекс Козловски убил тяжело раненного русского солдата.

Обыскав труп и найдя документы, он, под всеобщее одобрение и вспышки фотокамер своих, весело смеющихся и сыпящих шутками сослуживцев, помочился на тело этого ублюдка, доставившего столько неприятностей его взводу.

Кураж друзей от победы над последним русским передался и Алексу. Присев возле трупа поверженного врага, Алекс Козловски, а в недалеком прошлом Алексей Тимофеевич Козлов, уроженец города N, развернул к фотографу первую страницу окровавленного военного билета. И фотограф навсегда запечатлел имя: Артем Матвеевич Логинов.

P.S. Эта история «чистейшей воды» выдумка. Хочется верить, что такая ситуация никогда не случится. Но…пути Господни неисповедимы. И каждый вправе выбрать тот путь, который посчитает приемлемым. Путь Ильи и Артема светел, путь Алекса Козловски на темной стороне. Но ведь и он, будучи гражданином США, но имея русские корни, мог поступить по-другому.

Материал из topwar.ru

Популярные статьи

Загрузка...

Последние статьи


Навигация