Звездные войны на земле Байконура


Военный информационный портал
Звездные войны на земле Байконура
Лидеры России и Казахстана договорились о дальнейшем совместном взаимовыгодном использовании космодрома Байконур — такое заявление прозвучало по итогам визита казахского президента Нурсултана Назарбаева в Москву. Параметры достигнутых договорённостей не обнародованы. Зато предшествующие этим договорённостям конфликты и разногласия вокруг космодрома «утекали» в прессу весьма активно.

Можно сказать, что разногласия Москвы и Астаны приобрели «космический» масштаб. В преддверии визита Назарбаева в Москву Казахстан заявил о намерении пересмотреть действующее соглашение, сократить количество пусков ракеты «Протон» и поставил вопрос о поэтапной передаче Байконура Астане. В ответ Россия пригрозила прекратить сотрудничество по всем совместным проектам в области космоса. Внешнеполитические ведомства двух стран обменялись нотами. Будущее космодрома обсуждали министры иностранных дел России и Казахстана Сергей Лавров и Ерлан Идрисов и межгосударственная комиссия на уровне вице-премьеров двух стран Игоря Шувалова и Кайрата Келимбетова.

Казахстан и Россия не первый раз выясняют отношения по использованию космодрома Байконур. Особенность нынешней ситуации в том, что сор был вынесен из избы. Достоянием общественности стала нота российского МИДа, в которой Смоленская площадь требовала дать разъяснения по поводу высказываний главы «Казкосмоса» Талгата Мусабаева о том, что Казахстан вводит ограничения на пуски ракетоносителей «Протон-М»: их теперь должно быть не 14, а 12 в год. Причина якобы в загрязнении окружающей среды. В этой связи Казахстан решил в одностороннем порядке пересмотреть соглашение об аренде Россией космодрома Байконур.



Сор из избы

«Соглашение по аренде Байконура было принято в 1994 году и отработало своё. Президент Нурсултан Назарбаев поставил задачу разработать новый всеобъемлющий договор по комплексу Байконур», — заявил ещё в декабре Талгат Мусабаев. Правда, позднее он открестился от своих слов, а казахстанский МИД посоветовал журналистам «не создавать ажиотажа вокруг ситуации». Как бы там ни было, МИДы двух стран успели обменяться нотами. Россия пригрозила Казахстану прекратить сотрудничество в области освоения космоса по всем совместным проектам.

Казахский МИД сообщил, что никакой ноты не получал. Ерлан Идрисов, срочно вылетевший в Москву, заявил, что Астана не намерена отказываться от сотрудничества с Россией в космической отрасли. Виноватыми во всём, как водится, были объявлены журналисты, которые, дескать, неправильно интерпретировали слова главы «Казкосмоса».

В Роскосмосе, в свою очередь, пояснили, что ограничение числа запусков космических аппаратов ракетами «Протон-М» на 2013 год не позволит выполнить контрактные обязательства по пяти коммерческим программам, что чревато расторжением международных контрактов и возвратом заказчикам 500 миллионов долларов. Если договориться не удастся, Роскосмос будет требовать от казахской стороны компенсации убытков.

Впрочем, Сергей Лавров предложил не придавать значения «обычной нотной переписке». «Вопросы возникают, их надо решать. И ранее были вопросы с количеством пусков ракетоносителей «Протон» — это связано с озабоченностью Казахстана экологическими последствиями этих процессов. Российская сторона делает всё необходимое, чтобы улучшить экологические аспекты. Ракеты «Протон» уже модернизированы, а мы не первый год дополнительно согласовываем количество пусков», — сказал Лавров.

Срубленный «Тополёк»

С распадом СССР для Байконура наступили тяжёлые времена. Космодром оказался на территории суверенного Казахстана. Руководство страны объявило Байконур своим национальным достоянием и пыталось «пристроить» его с максимальной выгодой. России как правопреемнице СССР выдвигали заведомо невыполнимые требования об условиях эксплуатации космодрома. Обсуждаемая сумма аренды доходила до семи миллиардов долларов в год. Кроме того, казахские политики предлагали России уплатить за ущерб, нанесённый запусками ракет, по так называемой «экологической контрибуции». Москва, со своей стороны, была готова платить за аренду Байконура около 80 миллионов долларов в год.

Наконец, в 1994 году России и Казахстану удалось договориться. Было подписано соглашение об основных принципах и условиях использования космодрома Байконур сроком действия на 20 лет. Россия брала обязательство выплачивать за аренду ежегодно 115 миллионов долларов, половину этой суммы — живыми деньгами, а остальное зачитывалось ответными услугами России, а также списанием долгов Казахстана. «Позднее ещё не раз между Россией и Казахстаном возникали споры по эксплуатации Байконура», — рассказал «Эхо» ведущий эксперт Российского института стратегических исследований Аждар Куртов. Был период, когда казахские власти запрещали из-за неудачных запусков старты ракет класса «Протон». За аварию ракетоносителя «Днепр» в 2006 году Россия заплатила 1,1 миллиона долларов, за упавший в 2007-м «Протон» — 8 миллионов.

По словам Куртова, нынешнее обострение «космических» отношений между двумя соседними странами связано с твёрдым желанием Казахстана проложить собственный путь на околоземную орбиту. Было создано СП, которое разрабатывало национальный проект «Байтерек» («Тополёк»): пусковые установки для российских ракет «Ангара». Однако этот проект не отвечал российским интересам. В Москве решили, что «Ангара» будет запускаться не с Байконура, а с нового космодрома «Восточный», который строится в Амурской области.

По мнению Аждара Куртова, решение России закономерно, так как «нельзя развивать сверхновые технологии, которые неизбежно связаны с обороноспособностью страны, и полагаться при этом на руководство Казахстана: разрешит оно запуски или нет». Тогда-то Астана и ужесточила риторику и потребовала пересмотреть сроки арендного договора в сторону увеличения. Между сторонами был заключён новый договор до 2050 года, по которому Россия в качестве арендной платы за использование Байконура платит Казахстану 115 миллионов долларов в год, ещё 100 миллионов вкладывает в эксплуатацию и модернизацию его объектов и 170 миллионов перечисляет каждый год на поддержание и развитие инфраструктуры космодрома и города.

В истории с «Ангарой» Россия тоже не без греха, считает руководитель Ассоциации приграничного сотрудничества Александр Собянин. В разговоре с «Эхо» он напомнил, что в декабре 2004 года было подписано соглашение о создании ракетно-космического комплекса «Байтерек» для запуска ракетоносителей «Ангара». Но сроки выполнения работ были нарушены российской стороной, а стоимость проекта увеличена в семь раз и доведена почти до двух миллиардов долларов. Вначале планировалось, что «Ангара» взлетит в 2008-м, но позже Москва перенесла сроки на 2010—2011 годы, однако она не взлетит и в 2013-м. России этот проект попросту невыгоден, и «Ангару», похоже, сейчас никто делать не собирается.

В Астане это поняли и просят сохранить программу «Байтерек» и переориентироваться в ней на ракеты типа «Зенит». «Некоторые представители российской стороны такой подход казахских партнёров восприняли как капитуляцию и пытаются давить ещё больше, — полагает Собянин. — А ведь Астана первой пошла на компромисс. Надо это достойно оценить и идти дальше вместе».

Компромисс неизбежен

Тем не менее в руководстве двух стран считают, что имеющиеся противоречия — не повод для пересмотра долгосрочного соглашения о сотрудничестве в космической сфере, которое должно неукоснительно соблюдаться.

В Казахстане многие убеждены, что усиление напряжённости в отношениях между Астаной и Москвой в космической сфере невыгодно ни одной из сторон. «Для России это не только космический проект, но и определённая политическая составляющая её присутствия в Казахстане, — сказал в интервью «Эхо» директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев. — Казахстан, в свою очередь, имеет полное право исходить из своих национальных интересов и быть более требовательным».

Заявление России о строительстве собственного космодрома «Восточный» кардинально меняет роль Байконура в реализации её космических программ. Все федеральные заказы на запуски оборонных и пилотируемых спутников, которые в настоящее время осуществляются с Байконура, скорее всего, будут переведены на «Восточный». Во всяком случае, так предполагают в Астане, где видят за этим неизбежный уход России с Байконура. В Москве же не скрывают планов до 2020 года перенести на «Восточный» как минимум запуски военного назначения.

Казахстан, оценивая себя как космическую державу, начал готовиться к самостоятельному управлению Байконуром. Ещё в 2008 году премьер-министр Карим Масимов поручил «Казкосмосу» подготовить план развития космодрома после 2016 года, но уже без активного участия России. Однако специалисты утверждают, что космодром рассчитан на эксплуатацию именно российской космической техники. «Россию на Байконуре заменить невозможно. Это можно было бы сделать только в том случае, если Казахстан стал бы высокоразвитой державой, создал свою школу освоения космоса. А пока он только держит руку на пульсе финансовых потоков», — считает Аждар Куртов.

Талгат Мусабаев считает, что с Россией или без России, но Байконур не должен прийти в негодность: «Казахстан сам начинает свою работу в этом направлении и вкладывает для этого определённые средства». По его словам, из бюджета страны на развитие космической отрасли выделяется 90 миллиардов тенге, или около 18 миллиардов рублей. «Не знаю, как будет развиваться сотрудничество с другими государствами, какие формы содержания данного космодрома будут в дальнейшем, может, это будет и аренда. Но, по нашим прогнозам, Байконур должен жить и развиваться», — сказал Мусабаев. Астана ведёт на этот счёт активные переговоры со многими странами. Уже подписаны договоры с Францией, Израилем и Украиной.

По оценке Александра Собянина, Казахстан объявляет себя союзником России, а сам воспринимает ситуацию как вынужденную зависимость от Москвы, которую надо преодолеть настолько аккуратно, чтобы Россия осталась на Байконуре. «Астана должна понять, что нельзя заменить российскую космическую программу ни американской, ни китайской, ни какой-либо другой. Нравится это казахам или нет, но русских на космодроме никто не заменит», — утверждает Собянин.

Аждар Куртов, со своей стороны, убеждён, что Россия, даже при условии сдачи в эксплуатацию космодрома «Восточный», полностью с Байконура не уйдёт. Поэтому компромисс, которого достигли президенты двух стран, был неизбежен. Аждар Куртов уверен: «У России нет особых успехов на постсоветском пространстве, поэтому Кремль не захочет терять Казахстан и ради этого, скорее всего, пойдёт на какие-то уступки».

Байконур: история с географией

Решение построить полигон для космонавтики и испытания боевых межконтинентальных баллистических ракет в СССР приняли в 1953 году. При выборе места учитывались в основном два фактора: близость к экватору и безопасность при падении частей летательных аппаратов. Наиболее подходящим стала казахская степь. Полигон начали строить в 1955 году у разъезда Тюратам недалеко от Сырдарьи и железнодорожной ветки Москва — Ташкент. Казахский же аул Байконур, давший имя космодрому, на самом деле находился примерно в 300 километрах: названием хотели дезинформировать вероятного противника.

Космодром возвели в рекордные сроки: уже 15 мая 1957 года здесь был осуществлён первый старт ракеты Р-7, созданной Королёвым. 12 апреля 1961 года с Байконура стартовал в космос на корабле «Восток» первый землянин — Юрий Гагарин. Космодром тянется на 85 километров с севера на юг и на 125 километров с запада на восток. К нему относятся также поля падения отработанных ступеней носителей: 22 участка общей площадью 4,8 миллиона гектаров. На космодроме расположены стартовые площадки всех основных типов российских ракетоносителей: «Протон», «Зенит», «Энергия», «Молния», «Циклон», «Союз», «Восток». Основными объектами считаются 52 стартовых комплекса, 34 технические позиции, три вычислительных центра, два механосборочных завода, два аэродрома, ТЭЦ. С Байконура осуществляется около 30 процентов запусков военного назначения.

Материал из topwar.ru

Популярные статьи

Загрузка...

Последние статьи


Навигация