Война в космосе как предчувствие


Военный информационный портал
Война в космосе как предчувствие
Свойства околоземного пространства открывают большие перспективы для вооруженного противостояния

Космическое пространство характеризуется многими аспектами использования и военный – не исключение. Один космический снимок может содержать обзорную информацию, равную тысяче снимков, полученных при аэрофотосъемке. Cоответственно космическое вооружение может применяться в зоне прямой видимости на значительно большей территории, чем земные виды вооружения. Еще большие возможности открываются при этом и для космической разведки.

Большая обзорность околоземного космического пространства (КП) позволяет осуществлять глобальное наблюдение космическими средствами за всеми районами земной поверхности, воздушным и космическим пространством практически в реальном масштабе времени. Это дает возможность мгновенно реагировать на любое изменение обстановки в мире. Не случайно, по мнению американских специалистов, в подготовительный период космические системы разведки позволяют получать до 90 процентов информации о потенциальном противнике.



Геостационарные радиопередатчики, расположенные в космосе, имеют в зоне радиовидимости половину земного шара. Данное свойство КП позволяет обеспечить непрерывную связь между любыми приемными средствами на полушарии, как неподвижными, так и подвижными.

Космическая группировка радиопередающих станций покрывает всю территорию Земли. Данное свойство КП позволяет контролировать перемещение объектов противника и координировать действия союзных сил на территории всего земного шара.

Визуальные и оптические наблюдения из космоса характеризуются так называемым свойством сверхвидимости: дно с борта корабля просматривается на глубину до 70 метров, а на снимках из космоса – до 200 метров, при этом видны и объекты, находящиеся на шельфе. Это позволяет контролировать наличие и перемещение ресурсов противника и делает бесполезными средства маскировки, эффективные против воздушной разведки.

От наблюдения к действиям

По экспертной оценке, космические ударные системы могут быть перемещены со стационарной орбиты в точки нанесения удара по объектам, расположенным на поверхности Земли, за 8–15 минут. Это сопоставимо с подлетным временем баллистических ракет подводных лодок, наносящих удар из акватории Северной Атлантики по Центральному району России.

Война в космосе как предчувствиеСегодня грань между воздушными и космическими средствами боевых действий стирается. Так, например, беспилотный воздушно-космический самолет Boing X37B (США) может применяться для разных целей: наблюдения, запуска спутников и нанесения ударов.

С позиций наблюдения околоземное космическое пространство создает наиболее благоприятные условия для сбора и передачи информации. Это позволяет эффективно использовать информационные системы хранения информации, размещенные в космосе. Перенос копий земных информационных ресурсов в космос повышает их безопасность в сравнении с хранением на земной поверхности.

Экстерриториальность околоземного космического пространства позволяет осуществлять полет над территорией различных государств в мирное время и в ходе ведения военных действий. Практически каждое космическое средство может оказаться над зоной любого конфликта и быть в нем использовано. При наличии группировки космических аппаратов они могут контролировать любую точку земного шара постоянно.

В околоземном космическом пространстве (ОКП) невозможно использовать такой поражающий фактор обычного оружия, как ударная волна. В то же время практическое отсутствие атмосферы на высоте 200–250 километров создает благоприятные условия применения в ОКП боевого лазерного, пучкового, электромагнитного и других видов оружия.

Учитывая это, США еще в середине 90-х годов прошлого столетия планировали развернуть в околоземном пространстве около 10 специальных космических станций, оснащенных химическими лазерами мощностью до 10 МВт для решения широкого круга задач, в том числе по уничтожению космических объектов различного назначения.

Применяемые в военных целях космические аппараты (КА) можно классифицировать, как и гражданские, по следующим признакам:

по высоте орбит – низкоорбитальные с высотой полета КА от 100 до 2000 километров, средневысотные – от 2000 до 20 000 километров, высокоорбитальные – от 20 000 километров и более;
по углу наклонения – на геостационарных орбитах (0º и 180º), на полярных (i=90º) и промежуточных орбитах.

Специальная характеристика боевых космических аппаратов – функциональное назначение. Она позволяет выделять три группы КА:

обеспечивающие;
боевые (для нанесения ударов по объектам, находящимся на поверхности Земли, системам ПРО и ПКО);
специальные (радиоэлектронной борьбы, перехватчики радиолиний и т. д.).

В настоящее время в состав комплексной орбитальной группировки входят космические аппараты видовой и радиоэлектронной разведки, связи, навигации, топогеодезического и метеорологического обеспечения.

От СОИ к ПРО

На рубеже 50–60-х годов США и СССР, совершенствуя свои системы вооружений, проводили испытания ядерного оружия во всех природных сферах, включая космос.

По официальным, опубликованным в открытой печати перечням ядерных испытаний, к категории космических ядерных взрывов были отнесены пять американских, проведенных в 1958–1962 годах, и четыре советских – в 1961–1962-м.

В 1963 году министр обороны США Роберт Макнамара объявил о начале работ по программе «Сентинел» (sentinel – часовой), которая должна была обеспечить защиту от ракетных атак значительной территории континентальной части Соединенных Штатов. Предполагалось, что система противоракетной обороны (ПРО) будет двухэшелонной, состоящей из высотных дальних перехватчиков LIM-49A Spartan и противоракет ближнего перехвата Sprint и связанных с ними РЛС PAR и MAR, а также вычислительных систем.

26 мая 1972 года США и СССР подписали Договор об ограничении систем ПРО (вступил в силу 3 октября 1972 года). Стороны обязались ограничить свои системы ПРО двумя комплексами (радиусом не более 150 километров с количеством пусковых установок противоракет не более 100): вокруг столицы и в одном районе расположения шахт стратегических ядерных ракет. Договор обязывал не создавать и не развертывать системы или компоненты ПРО космического, воздушного, морского или мобильно-наземного базирования.

23 марта 1983 года президент США Рональд Рейган заявил о начале научно-исследовательских работ, которые ставили своей целью изучение дополнительных мер против межконтинентальных баллистических ракет (МБР) (Anti-Ballistic Missile – ABM). Реализация этих мер (размещение перехватчиков в космосе и т. п.) должна была обеспечить защиту всей территории США от МБР. Программа получила название Стратегическая оборонная инициатива (СОИ) (Strategic Defense Initiative – SDI). Она предусматривала использование наземных и космических систем для защиты Соединенных Штатов от ударов баллистических ракет и формально означала отход от существовавшей ранее доктрины «взаимного гарантированного уничтожения» (Mutual Assured Destruction – MAD).

В 1991 году президент Джордж Буш-старший выдвинул новую концепцию программы модернизации ПРО, которая предполагала перехват ограниченного числа ракет. С этого момента начались попытки США создать национальную систему ПРО (НПРО) в обход Договора по ПРО.

В 1993 году администрация Билла Клинтона изменила название программы на систему противоракетной обороны (ПРО) территории (National Missile Defense – NMD).

Создаваемая система ПРО США включает в себя центр управления, станции дальнего обнаружения и спутники слежения за запусками ракет, станции наведения ракет-перехватчиков, сами ракеты-носители для вывода противоракет в космос с целью уничтожения баллистических ракет противника.

В 2001 году Джордж Буш-младший объявил, что система ПРО будет защищать территорию не только США, но и союзников и дружественных стран, не исключив размещения на их территории элементов системы. Среди первых в этом списке оказалась Великобритания. Ряд стран Восточной Европы, в первую очередь Польша, тоже официально выражал желание разместить на своей территории элементы системы ПРО, включая противоракеты.

В программе участвуют

В 2009 году бюджет военно-космической программы США составил 26,5 миллиарда долларов (весь бюджет России – всего 21,5 миллиарда долларов). В настоящее время в данной программе участвуют следующие организации.

Стратегическое командование вооруженных сил США (United States Strategic Command – USSTRATCOM) – единое боевое командование в составе Министерства обороны США, основанное в 1992 году взамен упраздненного стратегического командования ВВС. Объединяет стратегические ядерные силы, силы ПРО и космические силы.

Стратегическое командование было сформировано с целью усиления централизации управления процессом планирования и боевого применения стратегических наступательных вооружений, повышения гибкости управления ими в различных условиях военно-стратегической обстановки в мире, а также улучшения взаимодействия между компонентами стратегической триады.

Национальное агентство геопространственной разведки (NGA) со штаб-квартирой в городе Спрингфилде, штат Вирджиния, является агентством боевого обеспечения Министерства обороны и членом разведывательного сообщества. В NGA используют снимки с космических национальных информационных систем разведки, а также коммерческих спутников и других источников. В рамках этой организации разрабатывают пространственные модели и карты для поддержки принятия решений. Основное ее назначение – пространственный анализ глобальных мировых событий, стихийных бедствий и военных действий.

Федеральная комиссия по связи (FCC) контролирует политику, правила, процедуры и стандарты для лицензирования и регулирования орбитальных заданий для спутников Министерства обороны (DoD).

Национальное управление разведки (National Reconnaissance Office – NRO) проектирует, строит и эксплуатирует в США разведывательные спутники. Миссия NRO заключается в разработке и эксплуатации уникальных инновационных систем для задач разведки и проведения разведывательной деятельности. В 2010 году NRO отпраздновало свое 50-летие.

Войска космической и ракетной обороны (Army Space and Missile Defense Command – SMDC) основаны на концепции глобального пространственного ведения боевых действий и обороны.

Агентство противоракетной обороны (Missile Defense Agency – MDA) выполняет разработку и испытание комплексных многоуровневых систем противоракетной обороны для защиты Соединенных Штатов, их развернутых сил и союзников во всех диапазонах баллистических ракет противника на всех этапах полета. MDA использует спутники и наземные станции слежения, обеспечивающие глобальный охват земной поверхности и околоземного космического пространства.

В пустыне и не только

Анализ ведения войн и вооруженных конфликтов в конце XX века показывает растущую роль космических технологий при решении задач военного противостояния. В частности, такие операции, как «Щит в пустыне» и «Буря в пустыне» в 1990–1991 годах, «Лис в пустыне» в 1998-м, «Союзная сила» в Югославии, «Свобода Ираку» в 2003-м, демонстрируют ведущую роль при боевом обеспечении действий войск космических информационных средств.

В ходе военных операций военно-космические информационные системы (разведки, связи, навигационного, топогеодезического и метеорологического обеспечения) применялись комплексно и результативно.

В частности, в зоне Персидского залива в 1991 году со стороны коалиционных сил была задействована орбитальная группировка из 86 космических аппаратов (29 – разведки, 2 – предупреждения о ракетном нападении, 36 – навигации, 17 – связи и 2 – метеообеспечения). Кстати, Министерство обороны США действовало тогда под лозунгом «Мощь на периферию» – тем самым, что использовали во Второй мировой войне союзные войска для борьбы в Северной Африке против Германии.

Значительную роль в 1991 году играли средства космической разведки США. Получаемая информация использовалась на всех этапах операций. По мнению американских специалистов, в подготовительный период космические системы обеспечивали получение до 90 процентов информации о потенциальном противнике. В зоне боевых действий вместе с региональным комплексом приема и обработки данных были развернуты приемные терминалы потребителей, оснащенные компьютерами. Они сравнивали принятую информацию с уже имеющейся и в течение нескольких минут представляли на экране обновленные данные.

Космические системы связи использовались всеми звеньями управления до батальона (дивизиона) включительно, отдельного стратегического бомбардировщика, самолета-разведчика, самолета дальнего радиолокационного обнаружения AWACS (Airborne Warning End Control System), боевого корабля. Также применялись каналы международной системы спутниковой связи Intelsat («Интелсат»). Всего в зоне военных действий было развернуто более 500 приемных станций.

Важное место в системе обеспечения боевых действий занимала космическая метеорологическая система. Она позволяла получать снимки земной поверхности с разрешением около 600 метров и давала возможность изучать состояние атмосферы для краткосрочных и среднесрочных прогнозов на район военного конфликта. По метеосводкам составлялись и корректировались плановые таблицы полетов авиации. Кроме того, планировалось использовать данные от метеоспутников для быстрого определения зон поражения на местности в случае возможного применения Ираком химического и биологического оружия.

Многонациональными силами широко использовалось навигационное поле, созданное космической системой NAVSTAR. С помощью ее сигналов повышалась точность выхода авиации на цели в ночное время, корректировалась траектория полета авиационных и крылатых ракет. Совместное применение с инерциальной навигационной системой позволяло выполнять маневр при подходе к цели как по высоте, так и по курсу. Ракеты выходили в заданную точку с погрешностями по координатам на уровне 15 метров, после чего точное наведение осуществлялось с помощью головки самонаведения.

Космос на сто процентов

При проведении операции «Союзная сила» на Балканах в 1999 году США впервые применили в полном объеме практически все свои военные космические системы для оперативного обеспечения подготовки и проведения боевых действий. Они использовались в решении как стратегических, так и тактических задач и сыграли значительную роль в успехе операции. Активно применялись и коммерческие космические аппараты для разведки наземной обстановки, доразведки целей после нанесения воздушных ударов, оценки их точности, выдачи целеуказания на системы оружия, обеспечения войск космической связью и навигационной информацией.

Всего в кампании против Югославии НАТО использовало уже около 120 спутников различного назначения, в том числе 36 спутников связи, 35 разведывательных, 27 навигационных и 19 метеорологических, что почти в два раза превышало масштабы использования в операциях «Буря в пустыне» и «Лис в пустыне» на Ближнем Востоке.

В целом, по данным зарубежных источников, вклад космических сил США в повышение эффективности военных действий (в вооруженных конфликтах и локальных войнах в Ираке, Боснии и Югославии) составляет: по разведке – 60 процентов, связи – 65 процентов, навигации – 40 процентов, а в перспективе интегрально оценивается в 70–90 процентов.

Таким образом, анализ опыта ведения боевых действий вооруженными силами США и НАТО в вооруженных конфликтах в конце XX века позволяет сделать следующие выводы:

только космические средства разведки позволяют наблюдать противника на всю глубину его обороны, средства связи и навигации обеспечивают глобальной связью и высокоточным оперативным определением координат любых объектов. Это дает возможность вести боевые действия практически на необорудованных в военном отношении территориях и удаленных театрах военных действий;
подтвердились необходимость и высокая эффективность применения групп космической поддержки, создаваемых в различных звеньях управления;
выявлен новый характер действий войск, проявляющийся в появлении космической фазы военных действий, которая предшествует, сопровождает и завершает военный конфликт.

Материал из topwar.ru

Популярные статьи

Загрузка...

Последние статьи


Навигация