Космос, который мы потеряли


Военный информационный портал
Космос, который мы потеряли
До какого состояния довели отечественную космонавтику нынешние руководители Федерального космического агентства?

Так дальше нельзя!

Авария ракеты-носителя (РН) «Протон-М» с тремя спутниками навигационной системы ГЛОНАСС, которая случилась 2 июля этого года, подняла новую бурную волну обсуждения системного кризиса космической отрасли, что, возможно, и сподвигло правительство России на решительные действия.




Уже на следующий день после трансляции по ТВ падения и взрыва ракеты вице-премьер Дмитрий Рогозин сообщил журналистам, что отечественную космонавтику ждут большие перемены: принято решение о создании акционерного общества, в которое будут переданы все акции разрозненных предприятий ракетно-космической кооперации. В активы нового АО не будет включена инфраструктура стартовых комплексов на космодромах, она остается в рамках сохраненного и усиленного федерального космического агентства.

Проект решения президента России о реформировании ракетно-космической отрасли должна подготовить специальная правительственная комиссия во главе с Д.Рогозиным (в ее состав вошли специалисты экономического блока, представители руководства Минобороны, Роскосмоса, Росимущества). Перед этой комиссией были поставлены задачи тщательно разобраться в причинах затянувшейся серии неудач в отечественной космонавтике за последние годы, а также рассмотреть отчет Счётной палаты РФ о деятельности Роскосмоса.

Этот документ, опубликованный на сайте Счётной палаты Российской Федерации накануне первого заседания комиссии, требует, на наш взгляд, особого внимания. В нём, в частности, говорится: «Материалы проверки, предшествующих экспертно-аналитических и контрольных мероприятий свидетельствуют о крайней неэффективности архитектуры государственного управления космической деятельностью. Фактически сложилась система коллективной безответственности за формирование и реализацию государственной политики в данной сфере, следствием которой явился кратный рост расходов, сроков НИОКР и формирования группировок космических аппаратов при крайне низком уровне их эксплуатационно-технических характеристик и растущей аварийности». То есть, иными словами, управление ракетно-космической отраслью находится на крайне низком уровне. И при этом в состав комиссии по реформированию включены те же самые чиновники от Роскосмоса, которые, находясь многие годы на различных государственных постах, эту отрасль и разваливали. На первое заседание правительственной комиссии даже не пригласили (хотя бы в качестве экспертов) ни одного из руководителей ведущих космических предприятий и организаций, которые по идее должны стать основными проводниками политики реформирования отрасли.

Профессионалы, ау!

Трудно не согласиться с мнением, что национальной идеей в России должен стать профессионализм. К сожалению, в последние годы откровенный дилетантизм наблюдается у значительного количества руководителей разных уровней практически во всех отраслях российской экономики. Нередки случаи, когда на руководящие посты выдвигают не по принципу необходимых профессиональных качеств, а по принципу личной преданности или лояльности вышестоящему руководству. Российская космонавтика, к сожалению, не стала исключением.

«Структура управления отраслью должна быть профессиональной, - убежден высокопоставленный эксперт. – Надо брать пример с Сергея Кириенко, который, став во главе Росатома, сохранил на руководящих постах профессионалов высочайшего уровня, прекрасно знающих атомную отрасль. А у нас управляют люди, которые вместо того чтобы разумно инвестировать выделенные бюджетные средства в программы, обеспечивающие поступательное (или даже прорывное!) развитие отрасли, возводят дворцы на Байконуре и вкладывают деньги в проекты, которые не приносят даже обещанной отдачи».

В «Основных положениях основ государственной политики Российской Федерации в области космической деятельности на период до 2030 года и дальнейшую перспективу», которые были утверждены президентом РФ в апреле текущего года, говорится, в частности, следующее: «Состояние космической деятельности является одним из основных факторов, определяющих уровень развития и влияния России в современном мире, ее статус высокоразвитого в научном и технологическом отношениях государства». Это прекрасно понимали руководители советского государства на заре космической эры, когда разрушенная страшной войной страна сумела в кратчайшие сроки не только догнать, но и перегнать в космической гонке США, которые понесли в войне несопоставимо меньшие потери и к тому же сумели заполучить лучших немецких специалистов в области ракетной техники.

Американские аналитики в свое время назвали две главные причины победы СССР в гонке за космос: высокий уровень образования советских ученых и инженеров и наличие высокой внутренней конкуренции среди предприятий ракетно-космической отрасли. Действительно, в те годы в стране космическими разработками параллельно занимались несколько сильных конструкторских бюро (С.П.Королёва, М.К.Янгеля, В.П.Глушко В.П.Макееева, В.Н.Челомея, М.Ф.Решетнёва, Г.Н.Бабакина и др.), и все они пользовались государственной поддержкой. В бескомпромиссной борьбе гениальных идей и конструкторских решений ковался ракетный щит страны и делались первые шаги в освоении человеком околоземного космического пространства.

Космос, который мы потеряли
Что же мы наблюдаем в настоящее время? Нынешнее руководство Роскосмоса планомерно разрушает конкурентную среду в отрасли, что приводит к застою и даже деградации некогда славных отечественных предприятий, убеждены эксперты. Так, например, от космической деятельности практически "отлучили" НПО Машиностроения (знаменитую "челомеевскую" фирму, где, в частности, были разработаны ракета-носитель тяжелого класса "Протон", а также пилотируемые и автоматические орбитальные станции): в настоящее время это предприятие полностью лишено государственных заказов по созданию РН и космических аппаратов (КА).

Причем нередко такая деструктивная политика проводится в обход правительственных решений. Так, было проигнорировано принятое в 2010 году Военно-промышленной комиссией разумное решение о формировании двух ракетостроительных холдингов. Один холдинг планировалось создать на основе Государственного космического научно-производственного центра (ГКНПЦ) им. М.В.Хруничева, где производятся РН «Протон» и разрабатывается семейство РН «Ангара», а другой – на базе Ракетно-космической корпорации (РКК) «Энергия», головной организации, заложившей основы ракетно-ядерного щита страны и создавшей межконтинентальную ракету Р-7, ракеты-носители типа «Союз» («Спутник», «Восток», «Восход», «Молния»), ракету Н1 сверхтяжёлого класса для лунного проекта, многоразовый космический комплекс «Энергия-Буран» с РН «Энергия» сверхтяжёлого класса, уникальный комплекс морского базирования «Морской старт», а в настоящее время работающей над созданием кораблей для пилотируемой программы, в том числе и перспективного корабля для полетов к Луне. В этот холдинг наряду с РКК «Энергия» планировалось включить еще одну фирму «королевской» школы - самарское «ЦСКБ-Прогресс», которому переданы функции головного разработчика и изготовителя РН типа «Союз» («Союзы», в частности, выводят в космос и корабли по пилотируемой программе).

В результате конкуренции двух вышеупомянутых холдингов, как предполагалось ранее, Россия приобрела бы новые, прорывные идеи и продукты, способные обеспечить, в том числе, и реализацию одной из главных задач, сформулированной в «Основных положениях …» - выход России в число ведущих участников мирового рынка космических товаров, работ и услуг и развитие внутреннего «космического» рынка.
Однако вместо этого нынешнее руководство Роскосмоса, следуя лишь ему одному понятной логике, пытается «протащить» через правительство решение о создании единого ракетостроительного холдинга, в состав которого будут входить ГКНПЦ им. Хруничева и «ЦСКБ-Прогресс», а также субхолдинг, выпускающий ракетные двигатели.

Оппонентом этих мер выступает президент, генеральный конструктор РКК «Энергия» Виталий Лопота. «Высшие достижения отечественной космонавтики были тогда, когда РКК «Энергия», «ЦСКБ-Прогресс» и НПО «Энергомаш» работали в теснейшей кооперации, - напоминает он, – а предлагаемый Роскосмосом вариант реформы убьет конкуренцию в отрасли, приведет к монополизации области определения перспектив отечественного ракетостроения».

Вопреки здравому смыслу и интересам государства, руководство Роскосмоса настаивает на принятии организационного решения, результатом которого будет ликвидация на корню внутренней конкуренции научно-технической мысли в стране и прямой экономический и имиджевый вред для России, не говоря уже об угрозе национальной безопасности (но об этом ниже).

Ракета без двигателя – кусок железа

Самый свежий пример – ситуация, сложившаяся вокруг Научно-производственного объединения (НПО) «Энергомаш», знаменитой «глушковской» фирмы, где производятся лучшие в мире жидкостные ракетные двигатели. После ухода с поста гендиректора академика Б.Каторгина, сумевшего в тяжелые 90-е годы прошлого века не только сохранить предприятие «на плаву», но и выйти на мировой рынок, новое руководство за несколько лет привело знаменитую фирму на грань банкротства. К счастью, благодаря вмешательству российского правительства предприятие удалось сохранить, хотя его экономическое состояние оставляет желать лучшего.

По мнению экспертов, НПО «Энергомаш» в настоящее время продолжает оставаться одним из немногих конкурентоспособных на мировом рынке предприятий российской космической отрасли. Так, двигатели РД-180 с 90-х годов прошлого века закупает американская фирма Lockheed Martin для своих РН «Атлас-3» и «Атлас-5», а двигатели РД-170 устанавливают на РН «Зенит», которые задействованы в международных программах «Морской старт» и «Наземный старт». Кроме того, в НПО разработали двигатели РД-191 для новых РН «Ангара».

Космос, который мы потеряли
Однако, в отношении НПО «Энергомаш» Роскосмос поступает, мягко говоря, не по-государственному. После неудачных попыток переподчинить предприятие Центру им. Хруничева нынешнее руководство Роскосмоса сделало «ход конем» - приняло решение о передаче серийного производства двигателя РД-191 в пермское ОАО «Протон-ПМ», которое изготавливает двигатели для РН «Протон-М». Основным аргументом при обосновании переноса производства двигателей на пермское предприятие являлись прогнозы в потребностях двигателей РД-191 для РН «Ангара» до 2020 года.

Но лётные испытания "Ангары", не говоря уже о вводе космического ракетного комплекса (КРК) в эксплуатацию, постоянно переносятся, и новые подсчеты, указанные в генеральном плане-графике создания КРК, показывают, что потребность в двигателях на период до 2020 года составит всего 35 единиц. Это значит, что в ближайшие пять лет необходимо производить по семь двигателей в год, и с этой работой вполне могут справиться на «Энергомаше», убеждены эксперты. Тем не менее в пермское предприятие под новый заказ планируется инвестировать 2,4 млрд рублей, из которых 500 млн рублей выделит Центр им. Хруничева, а оставшиеся 1,9 млрд рублей будут взяты непосредственно из федерального бюджета (!).

Кроме того, несколько месяцев назад началась кампания, в ходе которой НПО «Энергомаш» может лишиться основного источника доходов: группа военных экспертов настаивает на том, чтобы новый контракт на поставку двигателей РД-180 в США, заключенный в декабре 2012 года, был заморожен. Главный аргумент военных – американцы устанавливают двигатели РД-180 на РН "Атлас-3" и "Атлас-5", которые используются, в том числе, для вывода военных полезных нагрузок. При этом господа военные почему-то «забывают», что не только ракетные двигатели, а целые РН других российских производителей также активно использовались и используются для вывода военных полезных нагрузок зарубежных стран. Так, Россия вывела пять германских разведывательных спутников типа "САР-Лупе" (причем эти пуски выполнялись с чисто военного космодрома Плесецк!), а также два французских разведывательных спутника типа "Плеяды".

Однако вернемся к ракетным двигателям. «Если "Энергомаш" лишить американского заказа, то в условиях, когда ему к тому же не дали заказ на серийное изготовление двигателей РД-191 для РН "Ангара", это будет означать фактическую смерть предприятия, поскольку средства от американского контракта составляют половину дохода НПО, и они покрывают значительную часть расходов на содержание цехов предприятия, включая и заработную плату», - убежден эксперт. И никто не берет в расчет, что в настоящее время НПО «Энергомаш» - это единственное предприятие не только в России, но и мире, которое успешно ведет разработку новейшего ракетного двигателя на перспективном кислородно-ацетамовом топливе.

В то же время по результатам ведомственной проверки Роскосмоса руководство НПО «Энергомаш» обвинили в продаже ракетных двигателей РД-171М (поставляемых по программе "Морской старт") по ценам ниже фактической себестоимости, в результате чего государство недополучило более 26 миллионов долларов США. Однако, убеждены эксперты, если бы не было заказов для «Морского старта», стоимость двигателей для отечественных заказчиков была бы гораздо выше фактической отпускной, т.к. сумма накладных расходов на содержание производственных мощностей предприятия распределилась бы на меньшее число изготовленных двигателей – и, как следствие, цена выросла бы в разы.

В этой ситуации, мягко говоря, удивляет позиция руководства Роскосмоса, которое даже не предпринимает попыток исправить положение. Сам собой напрашивается вывод: либо в ведомстве сидят непрофессионалы, не владеющие информацией, либо они из каких-то своих соображений преднамеренно разваливают одно из ключевых предприятий отрасли.

В новую космическую эру – на ракете прошлого века

Главным «достижением» руководства Роскосмоса за последние два года специалисты отрасли считают отказ от создания перспективной РН нового поколения «Русь-М».

В 2009 году (еще при прежнем руководстве) Роскосмос объявил тендер на проект создания новой перспективной пилотируемой транспортной системы (ППТС), которая включает РН среднего класса повышенной грузоподъемности, новые пилотируемый и грузовой космические корабли, наземное оборудование космического ракетного комплекса в составе стартового и технического комплексов, а также другие элементы наземной инфраструктуры для обеспечения функционирования ППТС.

Конкурс по РН выиграла «бригада» из трех именитых космических фирм: «ЦСКБ-Прогресс» (ведущее отечественное предприятие по производству РН среднего класса и космических аппаратов дистанционного зондирования Земли), РКК «Энергия» имени С. П. Королева (головная организация по ППТС в целом, а также пилотируемому и грузовому кораблям нового поколения) и КБ имени В.П. Макеева (головной разработчик всех находящихся в настоящее время на вооружении ВМФ России межконтинентальных баллистических ракет морского базирования). Для обеспечения интеграции компонентов системы были созданы рабочие группы по всем направлениям, а также Совет главных конструкторов для координации работ.

В «ЦСКБ-Прогресс» началась активная работа над новой РН, получившей условное название «Русь-М». А поскольку при ее разработке закладывались новые технические и технологические решения, это привлекло в проект много молодых талантливых специалистов с интересными креативными идеями.

Космос, который мы потеряли
И вдруг - как гром среди ясного неба: выступая на Правительственном часе в Госдуме 7 октября 2011 года, глава Роскосмоса Владимир Поповкин заявил, что Россия приостанавливает работы по «Руси-М», а на новом космодроме Восточный, что строится в Амурской области, будут создаваться стартовые комплексы под модернизированный вариант РН «Союз-2» и под РН «Ангара» (летные испытания РН легкого класса этого семейства, по последней информации, начнутся на космодроме Плесецк в 2014 году).
«Новая ракета нам не нужна, мы будет летать на тех, что есть», – заявил В.Поповкин (цитируется по ИТАР-ТАСС, 07.10.2011).
Мотивация ведомства была такова: на разработку нового носителя выделено более 37 % бюджета Роскосмоса до 2015 года, однако этих средств всё равно очень мало, поэтому при подобном финансировании о запланированном на 2015 год пуске речи быть не может.

По мнению В.Поповкина, проверенные и надёжные РН «Союз», а также «Протон» и новая РН «Ангара» производства ГКНПЦ им. Хруничева вполне могут справиться со всеми задачами по реализации Федеральной космической программы до 2015 года и далее. В связи с этим принято решение построить на космодроме Восточный космический ракетный комплекс под модернизированную РН «Союз-2».

Подавляющее большинство экспертов отрасли считают, что это решение не только «поставило крест» на всех перспективных работах по ракетам-носителям, отбросив развитие российской космонавтики на несколько лет назад, но и привело к ощутимым финансовым и временным потерям. В то время как другие страны мира, и в первую очередь США, быстро движутся вперед в области разработки нескольких новых РН и кораблей, Россия, имея огромный опыт и научно-технический потенциал, топчется на месте и теряет драгоценное время, возмущаются специалисты.
Что касается «Ангары», первый запуск которой неоднократно переносился, начиная с 2005 года (в настоящее время он, напомним, намечен на 2014 год), то эта РН на сегодня также уже устарела, ведь ее разработка ведется с 90-х годов (почти 20 лет). За это время техника и технологии шагнули далеко вперед. А самое главное: данная РН рассматривается как замена тяжелому «Протону», но пока ее технико-экономические параметры, по мнению экспертов, сильно уступают аналогичным показателям советской ракеты, выигрывая лишь по экологичности.

Кроме того, при таком раскладе пилотируемая космонавтика будущего вообще остается без носителя, поскольку «Ангару», по мнению специалистов, очень сложно (и затратно!) адаптировать под запуски пилотируемых кораблей, ведь изначально она была задумана как средство выведения автоматических КА прежде всего на геостационарные орбиты. «Ангара», по мнению многих специалистов, не годится для пилотируемой программы по ряду параметров, и главным образом потому, что по своим конструктивным возможностям она не в состоянии обеспечить безопасность экипажа.

Таким образом, одним росчерком пера новое руководство Роскосмоса практически похоронило все работы по отечественным ракетам-носителям нового поколения, что, в свою очередь, делает туманными перспективы развития всей космонавтики в целом.

Полеты к Луне отменяются – лететь не на чем!

В «Основных положениях…» прописана следующая задача: разработка до 2030 года «роботизированных средств для изучения Луны и обеспечения пилотируемого полета на Луну, включая модификации пилотируемого транспортного корабля для полетов к Луне, лунного взлетно-посадочного комплекса и межорбитального буксира для пилотируемого корабля». Оставив за скобками сроки (к 2030 году на Луне, возможно, уже будет китайская база!), рассмотрим саму возможность выполнения поставленной задачи.

В России уже более десяти лет идет работа над пилотируемым кораблем нового поколения. Разговоры о новом корабле начались еще в 2001-м, но все эти годы в Роскосмосе «гоняли» документы туда-сюда, обсуждались различные концепции и точки зрения (вспомнить тот же «Клипер», макет и модельные копии которого даже выставлялись на нескольких международных выставках). В результате после многолетних метаний в 2009 году было, наконец, утверждено техническое задание (ТЗ) на создание эскизного проекта ППТС, в котором было заложено следующее требование: новая система должна обеспечивать весь комплекс задач по освоению околоземного пространства. РКК «Энергия», где строятся все отечественные пилотируемые и грузовые космические корабли, приступила к работе по ТЗ. В 2011 году эскизный проект представили заказчику и получили его одобрение, после чего было принято решение приступить к следующей стадии опытно-конструкторской работы – и в 2012 году РКК «Энергия» уже полным ходом вела работы по техническому проекту.

Но неожиданно новое руководство Роскосмоса изменило стратегию развития пилотируемой космонавтики, поставив во главу угла полеты к Луне и другие миссии за пределами околоземного пространства. В связи с этим были внесены изменения в ТЗ по ППТС. В соответствии с этими изменениями и дополнениями главной задачей нового корабля теперь является полет к Луне и обратно. Уточним – не на Луну, а на орбиту вокруг Луны и возвращение экипажа на Землю. Среди других задач – полеты вне низких околоземных орбит.

Космос, который мы потеряли
Разработчики перспективной системы были вынуждены в авральном порядке решать новые сложные задачи, связанные с тем, что при полетах на окололунную орбиту и обратно на 40% возрастает скорость входа в атмосферу, иные требования предъявляются к теплозащите, системам корабля. Кроме того, двигательная установка должна обеспечивать безопасный возврат экипажа на Землю с любой точки траектории на активном участке полета ракеты, с трассы «Земля-Луна» и с орбиты вокруг Луны. Все это повлияло на изменение облика корабля, но специалисты «Энергии» справились с задачей и представили технический проект ППТС с новым кораблем практически без задержки по сравнению с прежним установленным сроком.

Как бы то ни было, технический проект корабля нового поколения сделан, необходимая для данного этапа документация выпущена, проведены первоочередные экспериментальные работы. Но на чем корабль полетит за пределы низкой околоземной орбиты? На сегодня средств его доставки к Луне нет: ни РН, ни соответствующей инфраструктуры, и что самое настораживающее – эти задачи нигде, в том числе в «Основных положениях…», даже не упомянуты. И в этом видится большое новшество руководства Роскосмоса: головному разработчику задается создание не космической системы в целом, а лишь отдельного элемента. Очевидно, подразумевается, что в качестве генерального конструктора отрасли теперь будет выступать руководитель космического агентства. Не случайно же глава Роскосмоса В.Поповкин в прошлом году на одной из коллегий, где генеральные конструктора и именитые академики предлагали свои пути развития отрасли, заявил примерно следующее: «У нас сейчас время другое, Королёвы и Глушко нам не нужны!». Как говорится, без комментариев.

Задачи, поставленные сейчас перед разработчиками ППТС (создание корабля, способного выполнять полеты к Луне, на окололунные орбиты, к точкам либрации, какие-то иные миссии в дальнем космосе), предполагают наличие принципиально иного средства выведения, чем имеющиеся в настоящее время у России носители.

Проблему можно решать несколькими способами. Например, как намечают сделать американцы, создавая свой сверхтяжелый носитель SLS и космический корабль «Орион»: так называемая однопусковая схема, когда создается очень тяжелая РН с грузоподъемностью 130 тонн и одним пуском на низкую околоземную орбиту выводятся и корабль, и орбитальный буксир, а затем выполняется перелет к Луне. Но есть еще один вариант – осуществить запуск по двухпусковой схеме, когда отдельно выводятся на орбиту корабль и разгонный блок (или межорбитальный буксир).

«Если говорить о самом КА, то он должен быть способен входить в атмосферу Земли со второй космической скоростью… Но чтобы выводить такой КА, например, для полета к Луне, нам необходимо, чтобы грузоподъемность ракеты-носителя (для низких орбит) при однопусковой схеме составляла 120-130 тонн, хотя на первом этапе следует двигаться по двухпусковой схеме с РН грузоподъемностью около 75 т. Американцы собираются решить такую задачу в 2018-2020 годах», – напомнил глава РКК «Энергия» В.Лопота.

Можно перечислять много нюансов, но суть будет одна – для решения задачи лунной экспедиции на корабле типа того, который сейчас разрабатывается в РКК «Энергия», нужна суммарная масса на низкой околоземной орбите не менее 70 тонн. Или даже больше – скажем, в интервале от 70 до 130 тонн. Это хороший диапазон, в котором, по мнению разработчиков, удастся закрыть основной спектр тех миссий, которые сейчас предполагается осуществить как у нас, так и у американцев.

В минувшем году Роскосмос провел конкурс на создание эскизного проекта КРК тяжелого класса (тема «Амур») на космодроме Восточный, который оставил у специалистов много вопросов. В технических требованиях на опытно-конструкторскую работу было написано, что новая РН должна выводить на низкие орбиты модули орбитальных станций, платформы, другие полезные нагрузки массой не менее 20 тонн. Но ведь в России уже разрабатывается тяжелая РН «Ангара» с аналогичной грузоподъемностью. Зачем же делать еще одну ракету, которая по своим характеристикам очень напоминает «убитую» РН среднего класса повышенной грузоподъемности «Русь-М», а по ссылкам в ТЗ – «Ангару», ведь на 20-тонной РН до Луны все равно не долететь? Заметим в скобках, что тендер, естественно, сам у себя выиграл ГКНПЦ им. Хруничева, поскольку другие фирмы даже не подавали документы на конкурс, изначально ориентированный на «Ангару».

Можно, конечно, предположить, что речь идет о двухпусковой схеме и новый носитель делается для запусков только одного корабля массой 20 т. Но для того, чтобы корабль мог полететь за пределы низкой околоземной орбиты, потребуется вывести в космос еще примерно 50-55 т (межорбитальный буксир или разгонный блок, позволяющий кораблю совершить полет и вернуться на Землю). Вопрос: где взять 50-тонный носитель? Его нет, так же, как и ТЗ на его создание.

А на чем же тогда лететь к спутнику Земли? Ведь скорректированное ТЗ на ППТС пока не изменено, его целью по-прежнему остается Луна. Ответа на этот вопрос у нынешнего руководства Роскосмоса, по-видимому, нет.

Зато он есть у специалистов РКК «Энергия»: они предлагают создать крайне необходимую России новую сверхтяжелую РН грузоподъемностью 75 тонн на базе технического задела, созданного при реализации программы "Энергия-Буран". Кстати, эта система, которая более четверти века назад вывела в космос свыше 100 тонн с показателем конструктивного совершенства по массе 4,3 % (отношение массы полезного груза к стартовой массе РН – прим. автора), до сих пор остается недосягаемой для конкурентов. В этом наследии следует особо выделить самые мощные и эффективные в мире жидкостные ракетные двигатели производства НПО «Энергомаш», работающие на экологически чистых компонентах ракетного топлива. Такую целесообразность подтверждают все имеющиеся в отрасли аналитические и расчетные материалы.

Планировалось, что на начальном этапе ракета-носитель будет создана в трехступенчатом варианте, с максимальным использованием технических и технологических решений, приобретенных в рамках программы работ по созданию РН "Энергия" сверхтяжелого класса, а также опыта эксплуатации ракеты-носителя "Зенит-2S". По оценкам, стартовая масса предлагаемой РН с разгонным блоком и пилотируемым кораблем может составить около 2350 т. Старты ракеты-носителя предполагалось осуществлять с космодрома Восточный, начало летных испытаний было запланировано на 2020-2022 гг. Однако в 2012 году руководство Роскосмоса вычеркнуло эти планы из программы развития отечественной космонавтики.

Космос, который мы потеряли
У разработчиков предусмотрен и вариант совершенствования РН в части перехода на двухступенчатый вариант с использованием на второй ступени жидких кислорода и водорода, что позволит существенно улучшить ее технические возможности, обеспечив (при ее оснащении тремя, четырьмя и шестью боковыми блоками первой ступени) достижение грузоподъемности от 90 до 170 тонн. Такие носители потребуются для организации пилотируемой экспедиции на Марс, а также для обеспечения защиты Земли от кометно-метеоритной опасности.

По утверждению В.Лопоты, РКК "Энергия" вместе с "ЦСКБ-Прогресс" и НПО "Энергомаш" могли бы создать подобную ракету на основе заделов по ракете "Энергия" и "Русь-М" за 3-5 лет. Для сравнения: США в настоящее время планируют создать ракету с грузоподъемностью 70 тонн к 2017 году, а 130-тонную ракету - к 2025 году. И если в ближайшее время не приступить к созданию сверхтяжелой РН, то Россия отстанет от конкурентов уже безвозвратно.

Все не просто так…

К сожалению, новаторские идеи, предлагаемые инженерами «ЦСКБ-Прогресс» и РКК «Энергия», не находят поддержки у нынешнего руководства Роскосмоса. Из всего вышесказанного нетрудно сделать вывод, что ведомство, призванное защищать интересы государства и заботиться о национальных приоритетах, откровенно лоббирует интересы лишь одной фирмы – ГКНПЦ им. М.В.Хруничева.

Возможно, на это можно было бы закрыть глаза (в конце концов, чиновники Роскосмоса тоже люди, у них могут быть свои пристрастия!), если бы не одно «но» - по имеющимся данным, безоговорочная ставка на РН «Ангара» может привести к угрозе национальной безопасности России.

В подтверждение столь серьезного обвинения приведу выдержку из статьи летчика-космонавта Юрия Батурина и аудитора Счётной палаты Российской Федерации Александра Пискунова «Космос спросит строго», опубликованной в «Российской газете» 16 июля 2013 года. Результаты проведенной Счётной палатой в этом году проверки предприятий Роскосмоса показали, что руководство ГКНПЦ им. М.В.Хруничева «посредством совместной корпорации "International Launch Services, Inc." и американской корпорации "Локхид-Мартин" за вознаграждение 68 миллионов долларов еще в 1999 году передало исключительные права на осуществление международных запусков и сбыт ракет-носителей "Ангара", включая будущие модификации, американской стороне, которая предъявила даже свои технические требования к носителю и имеет доступ к результатам интеллектуальной деятельности, полученным в рамках опытно-конструкторских работ по "Ангаре". А финансирует эти работы, отнесенные к категории особой государственной важности, исключительно российский налогоплательщик. Надо признать, что право прямых продаж носителей "Ангара" правительству Российской Федерации все же было предусмотрено, хотя приоритетностью наше правительство не обладает».

Разберемся с этой ситуацией подробнее. Согласно результатам проверки Счётной палаты, начиная с 2009 года на поддержку ГКНПЦ им. Хруничева, пребывающего в состоянии, характеризующемся устойчивыми признаками банкротства, безрезультатно тратятся колоссальные бюджетные средства, что приводит к постоянному оттоку государственных ресурсов из ракетно-космической отрасли страны. По сути, поддерживаемая государством в текущем виде внешнеэкономическая деятельность ГКНПЦ заставляет российскую казну постоянно дотировать мероприятия, осуществляемые в интересах международного (большей частью американского) космоса.

Половину всей профильной деятельности ГКНПЦ составляют доходы от оказания убыточных по результату, дешевых услуг по запускам зарубежных КА в рамках контрактов с американской корпорацией International Launch Services (далее - «ILS»), которая с момента ее создания в 1993 году действовала в экономических и политических интересах Lockheed Martin Corporation. Контролируемое (во всех аспектах) влияние американской стороны в «ILS» обеспечило доступ американским КА к дешевым российским пусковым услугам. Кроме того, американцы получили вполне легитимную возможность доступа и к результатам интеллектуальной деятельности, создаваемым и уже созданным специалистами Центра Хруничева в рамках проектов по разработке КРК «Ангара» и кислородно-водородного разгонного блока.

Подтверждением вышесказанного могут служить следующие подписанные ГКНПЦ им. М.В.Хруничева документы:
- Меморандум от 28 июля 1999 года о передаче за вознаграждение в 68 млн долларов исключительных прав на осуществление международных запусков и сбыт ракет-носителей семейства «Ангара» «ILS» с корпорацией «Lockheed Martin Corporation»;
- Соглашение от 15 августа 2005 года «О порядке использования результатов интеллектуальной деятельности, созданных в рамках проведения ОКР «Создание космического ракетного комплекса тяжелого класса» шифр «Ангара».

Меморандум юридически закрепил обязательства Центра Хруничева по созданию в интересах корпорации «Lockheed Martin Corporation» (но без привлечения ее финансовых средств!) РН семейства «Ангара», включая их будущие модификации. В частности, американской стороной установлены предъявляемые к семейству «Ангара» технические требования, которые должны быть обязательно соблюдены при разработке новых РН. Напомним, что именно на эти ракеты-носители руководство Роскосмоса предлагает делать ставку в российской космической программе на ближайшие десятилетия.

В период с 2009 по 2012 год Центру Хруничева (по ходатайству Роскосмоса!) оказывалась беспрецедентная по широте и объемам государственная помощь. Миллиарды рублей выделялись из бюджета на приобретение акций «ILS», на реконструкцию и техническое перевооружение производственных мощностей, на поддержание наземной космической инфраструктуры на Байконуре, на возмещение части расходов на уплату ставки банковского процента по кредитам и пр.

По утверждению А.Пискунова, «средства, вложенные в проект (КРК «Ангара» - прим.автора) за два десятилетия, многократно подняли цену этого пока еще не готового носителя. В соответствии с ФКП только в 2006-2015 гг. объемы финансирования опытно-конструкторских работ по "Ангаре" составляют 3 288,1 миллиона рублей, в том числе за счет средств федерального бюджета 2 680 миллионов (81,5 процента) и 608,1 миллиона рублей (18,5 процента) за счет средств, инвестируемых в космическую деятельность организациями-исполнителями. И ни одна ракета до сих пор не изготовлена». («Российская газета» от 16.07.2013).

Несмотря на государственную поддержку, желаемый эффект в интересах России так и не был достигнут, убеждены эксперты. Устойчивые признаки банкротства, высокие финансовые, юридические и производственные риски, постоянная угроза блокировки счетов и ареста имущества стратегически значимого предприятия оборонно-промышленного комплекса (ОПК) России сохраняются. По их мнению, фактическое дотирование из бюджета Российской Федерации внешнеэкономической деятельности ГКНПЦ им.М.В.Хруничева стимулирует поддержание морально и физически устаревших производственных мощностей РН «Протон-М», а не ускорение процесса выхода России на космический рынок с новыми конкурентными РН. Кроме того, постоянное поддержание зависимого финансового состояния одного из важнейших предприятий ОПК служит интересам международного сообщества, но никак не России.

Вот такой проект лоббирует руководство Роскосмоса в высших эшелонах власти. Невольно возникает вопрос: что это – опасное заблуждение или корыстный умысел? И в том, и в другом случае позиция главного космического ведомства страны ведет всю отрасль к краю пропасти, поскольку эта позиция дезориентирует руководство России и приводит к принятию решений, которые впоследствии оборачиваются для государства огромными моральными и материальными затратами.

Из одних непродуманных решений, как снежный ком, вырастают другие. В свое время, не проведя тщательных и многосторонних исследований и экономических расчетов, Роскосмос подтолкнул правительство и президента России к строительству нового российского космодрома Восточный близ города Углегорска в Амурской области. Решающим аргументом в пользу местоположения «космической гавани» будущего стала его относительно невысокая стоимость по сравнению с другими предложенными вариантами. Однако когда решение было принято и начались работы по созданию инфраструктуры, оказалось, что из-за ошибок в изысканиях и предварительных расчетах стоимость возросла в разы.

Первоначально планировалось соорудить на Восточном стартовые комплексы для РН нового поколения. Проведя тендер на ППТС, чиновники из Роскосмоса бодро доложили наверх, что первый непилотируемый запуск с нового космодрома можно будет провести уже в 2015 году, а в 2018 году с Восточного будут стартовать пилотируемые корабли. Именно эти сроки и были утверждены правительством и озвучены президентом России с учетом возможности создать к этому времени РН «Русь-М». Использование РН «Ангар

Популярные статьи

Загрузка...

Последние статьи


Навигация