Миссия невыполнима, или гособоронзаказ в России


Военный информационный портал
Миссия невыполнима, или гособоронзаказ в России
Принятая в 2006 программа по закупке и разработке военной техники для российской армии не выполнена по всем пунктам. Поэтому Правительство вынуждено было принять 24 февраля 2011 г. новую программу ГПВ-2020.

Но если не учесть причин провала предыдущей ГПВ-2015, гособоронзаказ может быть сорван и в этот раз.

В 2006 году планировалось финансирование переоснащения российских силовых структур на сумму более 4 трлн руб. Около 75% от этой суммы намечалось израсходовать на закупку новой военной техники практически по всей номенклатуре вооружения:



статегические ядерные силы:
- 8 подводных ракетоносцев нового поколения (проект «Борей»);
- 34 шахтных и 66 грунтовых пусковых комплексов.
сухопутные войска:
- 1400 танков;
- 60 ракетных комплексов;
- 18 зенитно-ракетных дивизионов (С-400) ;
- полк пушечно-ракетных комплексов;
- 2 полка систем реактивного залпового огня;
- 166 тыс. автомобилей;
- 350 шт. БМПТ «Рамка»;
- 600 шт. БТР;
- 2 системы «Смерч».
ВВС:
- 64 истребителя;
- 58 бомбардировщиков;
- 200 штурмовиков;
- 102 вертолета.
ВДВ:
- 57 противотанковых орудий;
- 500 бронетранспортеров (Ракушка);
- 400 БМД
ВМФ:
- 2 АПЛ;
- 4 дизельные подлодки;
- 12 боевых кораблей;
- 5 катеров;
- комплексы береговой обороны.

Основной причиной срыва госзакупок вооружения стали противоречия между промышленниками (Поставщики) и Минобороны (Заказчик).

Позиция поставщиков.

На уральском заводе создана прекрасная новая боевая машина поддержки танков (кодовое название «Рамка»). Как показали испытания, она эффективно поражает танки, вертолеты, низколетящие самолеты и практически любые высокозащищенные цели. Использует противотанковые ракеты «Атака», управляемые по лазерному лучу. Один БМПТ способен прикрыть в бою три танка. Машина поставляется только на экспорт. Российской армией она оказалась не востребованной.

При подготовке к международной выставке на нижнетагильском полигоне проводилась репетиция образцов военной техники, планируемой к показу. Вся российская броневая техника и автомобили прошли проверку без замечаний, а вот итальянская «Рысь» прочно застряла на проверочной полосе препятствий. А при показе этого зарубежного образца российскому премьер-министру итальянская броневая машина не проходила проверочную трассу, а прокатила рядом с ней, что можно смело квалифицировать как мошенничество. Несмотря на этот конфуз, чиновники Минобороны продолжают настаивать на закупке этой «паркетной» военной техники. В то же время в инициативном порядке машинопроизводители из Арзамаса создали броневик (Тигр-6а), который по защищенности значительно превосходит итальянскую модель. Предложение специалистов Минобороны осуществлять лицензионную сборку итальянской модели LMV M65 на КамАЗе не состоятельно, поскольку в сборке применяются детали и запасные части от разных производителей: узлы итальянского производства, броня - немецкая и голландская, двигатель – американский, а получение всех необходимых лицензий от зарубежных производителей проблематично. Приобретение Министерством обороны РФ российской броневой машины «Тигр» является наименее затратной и выгодной для промышленно-военного комплекса России сделкой. Утверждение представителей военного ведомства РФ о применении технологии итальянского броневика для создания российской перспективной модели бронетранспортера «Бумеранг» не выдерживает никакой критики, поскольку речь идет о военной технике не только разного класса, но и назначения.

Непростая ситуация сложилась с поставкой в армию боевой экипировки военнослужащих. Не дожидаясь завершения работы над российским комплектом «Ратник», Минобороны рассматривает возможность приобретения комплектов французского производства. По поступившей информации из открытых источников, российская разработка обладает лучшими характеристиками, чем иностранная экипировка, по весу, дальности связи, точности установления координат, времени автономной работы, наличия режима поиска.

Не получила поддержку в Министерстве обороны инициатива Новосибирского приборостроительного завода, который за счет собственных средств осуществил разработку приборов для стрелкового оружия с использованием новейших исследований ученых в области тепловизорной техники.

Производители вооружения обоснованно считают, что, в связи с бессистемным и непродуманным реформированием армии, сложилась ситуация, когда в Министерстве обороны отсутствуют специалисты, способные грамотно подготовить и утвердить тактико-экономическую документацию на создание образцов новой техники. В связи с чем военные чины питают «большую любовь» именно к зарубежной военной технике. Тем самым они пытаются скрыть свои просчеты и неумение в создании конструктивного и эффективного подхода по выполнению государственной программы перевооружения. Это приводит к тому, что перспективные разработки не финансируются, а имеющаяся новейшая или удачно модифицированная отечественная техника подвергается необоснованной критике.

Чиновники Минобороны не выполняют поручение президента об ограниченной закупке военной техники зарубежного образца. Приобретение техники не российского производства в малом объеме должно осуществляться только с целью ознакомления российских военных с оснащением иностранных армий.

Заключение контракта по строительству центра боевой подготовки на сумму более 100 млн евро с немецкой фирмой лишило выгодного заказа российские организации, которые могли выполнить это задание не хуже зарубежного подрядчика. Использование бюджетных финансовых средств на поддержку зарубежных производителей и подрядчиков во время мирового финансового кризиса направлено на уничтожение собственного оборонно-промышленного комплекса. В истории России были случаи, когда зарубежные образцы военной техники использовались для создания собственных моделей вооружения, но исключительно в тех направлениях, в которых наблюдалось отставание. Проведение перевооружения армии на основе зарубежной военной техники приведет к военно-техническому отставанию российских предприятий, лишению квалифицированных кадров, уменьшению рабочих мест и неоправданным затратам бюджета из-за непрозрачного уровня закупочных цен на технику иностранного производства.

В то же время ВПК России в состоянии осуществить разработку, производство и поставку в ВС страны нужной современной военной техники в необходимом количестве. Для этого следует найти компромиссное решение по условиям финансирования, параметрам техники и цене поставок между производителями и государственным заказчиком.

Утверждение Минобороны, что промышленники не умеют работать в рыночной среде, а рассчитывают исключительно на гособоронзаказ, не объективно. Многие промышленные предприятия имеют контракты на экспорт производимой ими продукции. Все дело в том, что контракты с зарубежными поставщиками заключаются по рыночной цене, а вот от российского производителя Государственный заказчик требует осуществлять поставку военной техники по твердой цене, не учитывающей инфляцию и постоянно повышающиеся издержки производства из-за увеличения стоимости материалов, комплектующих и ресурсов.

Позиция заказчика

Руководство генштаба ВС России считает, что российские образцы вооружения значительно уступают зарубежным аналогам.

По словам военного чиновника, например, израильский танк Merkava MkIV имеет большую дальность стрельбы, чем российский Т-90. Но это заключение делается без учета используемого типа боеприпаса и различных условий тестирования двух образцов. Реально все параметры Т-90 лучше, чем параметры израильской боевой машины, и Т-90 более приспособлен к российским условиям эксплуатации. Недостатками танка Merkava MkIV являются слишком большая боевая масса, эксплуатация исключительно только в субтропической зоне при температуре не ниже 5 градусов, высокая стоимость машины, также требуется использование дорогостоящей системы активной защиты, а при стрельбе на расстояние более 6 км требование использовать внешнюю лазерную подсветку.

Еще один известный факт подтверждает недостаток израильского танка: необученным обращению с российскими гранатометами Р-29 боевикам «Хезболлах» за сравнительно короткий срок удалось уничтожить 46 танков Merkava. Кстати, на вооружении ВС России нет этих замечательных гранатометов российского производства Р-29 – армия их не закупает и они идут только на экспорт.

Главком сухопутных войск утверждает, что все образцы боевой техники, выпускаемые промышленностью, морально устарели и являются только модифицированными вариантами еще советского вооружения. Поскольку программа перевооружения ГПВ-2015 провалена, эта позиция выглядит как оправдание отсутствия в сухопутных войсках нового вооружения и обоснованием принятия решений о закупке зарубежной военной техники.

Начальник Генштаба как заказчик принял решение о закупке итальянских броневиков LMV M65 под кодовым названием «Рысь» без учета того факта, что отечественной промышленностью выпускается боевая разведывательная машина (под кодовым названием БРМ-3К) с тем же названием, но более приспособленная к российским условиям. На совместных полевых испытаниях итальянского броневика LMV M65 и российской броневой машины «Тигр» зарубежная модель через 10 метров завязла в снегу и сошла с трассы, а российская боевая машина прошла благополучно всю полосу препятствий.

Нужно признать, что по многим видам вооружения наблюдается отставание российского оборонно-промышленного комплекса. Минобороны считает, что в области танкостроения, вертолетостроении и в моделях стрелкового оружия Россия отстает от таких стран-производителей, как США, Китай и Израиль.

Российские производители объясняют это устаревшей материально-технической базой, отсутствием квалифицированных кадров, нарушением заказчиками графиков финансирования работ, задержкой с оплатой уже поставленной техники, незаключением долгосрочных контрактов на поставку военной техники.

Перечисленные обстоятельства не позволяют предприятиям оборонного комплекса осуществлять эффективное бизнес-планирование, вести оптимальную кредитно-денежную политику, проводить подготовку кадрового состава.

Министерство обороны не устраивает, что промышленные предприятия скрывают детальный состав себестоимости продукции. Из-за этого государственный заказчик не имеет возможность точно установить закупочную цену на каждый из видов военной техники. Государственный заказчик в лице Минобороны считает, что стоимость вооружения отечественного производства выше цены зарубежных аналогов и что продукция российского ВПК не конкурентоспособна.

Итоги

Пока идут «разборки» между заказчиком и производителями, российская армия не получает новую технику, военно-промышленный комплекс терпит убытки, государственный заказ не выполняется.

Активизация процесса перевооружения жизненно необходима для силовых структур России. С целью выполнения этой задачи потребуется реорганизация не только ВПК, но и изменение работы всех заказчиков в сфере размещения государственного оборонного заказа.

Планируется, что будет разработана схема слияния оборонных предприятий в холдинги, в которые будут входить не только производители конечной продукции, но и смежники с поставщиками сырья и материалов. Таким образом, будет облегчено ценообразование и возможность контроля качества на всех этапах производства. Заказчики получат право учитывать прибыль промышленных холдингов при определении закупочных цен. Значение прибыли очень важный показатель. Поскольку влияет на рентабельность любого производства и на возможность технического перевооружения предприятий ВПК.

Поддержка российского производителя вооружения, даже если цена на конечную продукцию выше, чем на аналогичную иностранную технику, даст российскому ВПК шанс впоследствии оснащать армию исключительно современным вооружением российского производства.

Также необходимо законодательно закрепить государственную систему стратегического планирования в области создания нового вооружения, разработать нормативно-правовые акты, утверждающие порядок проведения закупок в рамках выполнения государственных планов перевооружения российских силовых структур.

Материал из topwar.ru

Популярные статьи

Загрузка...

Последние статьи


Навигация