Есть ли еще надежда у науки и промышленности России? Ка


Военный информационный портал
Есть ли еще надежда у науки и промышленности России? Ка
Не так давно прошло совещание межфракционного депутатского объединения «Наука и высокие технологии». Председательствовал Жорес Алферов - лауреат Нобелевской премии, член Государственной думы по науке и наукоемким технологиям, являющийся академиком и вице-президентом РАН.

Темой совещания стали «Перспективы развития промышленности высоких технологий и проблемы законодательного сопровождения этого процесса». На сегодняшний день возрождение промышленности - первостепенная задача для страны, в частности, возрождение промышленности высоких технологий.



После развала Советского Союза прошло уже двадцать лет. Что же произошло за этот период - воровская приватизация разрушила существовавшие передовые отрасли промышленности, принимаемые меры по модернизации экономической политики привели к деиндустриализации страны. В то время как другие страны начали постиндустриальный период, продолжая развивать современные технологии, особенно в области микроэлектроники. Первая половина ХХ века связана со становлением квантовой физики и современной химии. Вторая половина века - появление и развитие новых технологий на базе полученных знаний. Прежде всего речь идет о биологии, науки о жизни на основе достижений физики. Начало нового века связано с появлением ряда новых технологий. Россия же двадцать лет пропустила. Можно ли вообще преодолеть это отставание?

Жорес Алферов считает, что эту непростую задачу решить все-таки можно. Путь к решению - развитие современной науки. Еще в 1950 году Фредериком Жолио-Кюри было сказано, что в том случае, когда держава перестает развивать науку, внося свою лепту в мировую цивилизацию, она становится колонией. Это и происходит постепенно с нашей страной. Для того чтобы сохранить статус державы, необходимо развивать научные исследования. И законодательное сопровождение должно этому способствовать.

По словам Жореса Алферова, Государственная Дума в этом направлении работает крайне неэффективно, просто утверждая все предложения, которые вносит правительство. Те же предложения, которые вносят различные фракции, почти всегда отвергаются.

Сегодняшняя политика государства направлена на укрепление международного сотрудничества в сфере науки и техники, вот только ожидать, что за сырую нефть и газ нам предложат готовое высокотехнологичное вооружение, - этого не будет. Высокие технологии необходимо развивать самостоятельно.

Какую поддержку должно оказывать государство своим предприятиям

Основой большинства инноваций является микроэлектроника. Многие государства, которые производят полупроводниковую продукцию на собственных предприятиях, оказывают серьезную поддержку производству с помощью инструментов налогового и тарифного регулирования, преференций в госзаказах и принимают меры для развития рынков сбыта.

Если вспомнить о китайском «экономическом чуде», развитии хай-тека в КНР, на Тайване, антикризисные меры в Евросоюзе, легко понять, насколько серьезную роль играет государственная поддержка предприятий по производству микроэлектроники.

Часто под господдержкой понимают только прямые субсидии, на самом деле это далеко не все, что может сделать государство для своих предприятий. Государственная поддержка может выражаться в долевом его участии в модернизации инфраструктуры. А также в формировании национальных стандартов и системы сертификации, то есть средств защиты собственных производителей от демпинга. И на территории Евросоюза эти меры принимаются. В частности, для ограничения проникновения на рынок микросхем Китая, были введены стандарты, по которым запрещено использовать свинец и некоторые другие вредные вещества. Китай тоже вводит стандарты, защищающие его рынок. В России же предприятия подобной защиты со стороны государства не испытывают.

Некоторые предприятия в Японии и Южной Корее в начале 1990-х годов были частично построены за счет государственных средств. Еще раньше в той же Южной Корее практиковалась выдача кредита в размере 50-80 % от суммы, необходимой для открытия производства, на весьма хороших условиях, причем возврат средств начинался с того момента, когда предприятие прочно встанет на ноги.

Долевое участие государства в строительстве заводов, осуществлении их производственной деятельности популярно во многих странах и сегодня. В странах Юго-Восточной Азии и в США существует также система налоговых льгот, направленная на стимулирование развития науки и промышленности.

В нашей стране речь идет не о стимуляции, а о дополнительных сложностях. К примеру, ввоз оборудования, которое может создать большое количество рабочих мест, что должно интересовать государство, сопровождается не налоговыми льготами, а напротив - дополнительными налоговыми отчислениями.
Тарифы на энергоносители для промышленных предприятий в странах Европы намного ниже, чем в Москве.

В развитых странах принято, что государство финансирует научные проекты, рассчитанные на перспективу. В США, к примеру, работают федеральные программы преобразования результатов НИОКР военного назначения в гражданское применение, при этом государство оплачивает 50 % стоимости проекта, а результаты разработок остаются у предприятия. В России в подобном случае патенты достаются государству, которое не знает, что с ними делать дальше. Это тоже не стимулирует предприятия.

Россия - страна, которой присущ незащищенный рынок и неконкурентные экономические условия. Единственное, что может помочь нашей микроэлектронике, - долгосрочная государственная стратегия.

Проблема высшего образования

Президент Ассоциации технических университетов академик Игорь Федоров рассказал о сложностях, которые сегодня ожидают вузы, их выпускников и предприятия, не имеющие возможность получить молодую квалифицированную замену своим работникам.

В 150 технических университетах России пытаются получить профессию инженера свыше одного миллиона человек. Еще с царских времен высшее техническое образование в России могло похвастаться тесной связью с производством. То же самое было в советское время, но не сегодня. Распределение гарантировало предприятию новые квалифицированные кадры, а учебному заведению - возможность для проведения практики, помощь в формировании экспериментальной базы, заказы на НИОКР. Благодаря распределению можно было относительно достоверно прогнозировать потребность промышленности в кадрах, повысить социальную защищенность студентов. Все эти времена остались в прошлом.

Сегодняшняя схема целевого приема не дает таких результатов, поскольку предприятия не видят в сегодняшнем абитуриенте своего будущего инженера, к тому же внеконкурсное поступление дает разные возможности поступающим. Контрактная же система отношений между студентами, вузами и предприятиями еще недостаточно проработана, особенно в вопросах ответственности сторон за несоблюдение условий договора.

Стоимость обучения в техническом вузе высока, поскольку в процессе обучения требуется использование дорогостоящего оборудования, покупка которого лишь частично финансируется государством, при этом средства выделяются в конце года без переноса на следующий год. Поэтому зачастую покупается не самое нужное оборудование, поскольку иначе деньги вернутся в бюджет. Вопросом продления периода освоения денег хотя бы до конца первого квартала следующего года могла бы заняться Государственная Дума.

В прошлом оборудование, которое часто было вообще невозможно приобрести, передавали в вузы предприятия. Сегодня такая передача потребует уплаты значительного налога на прибыль, средства на это порой не могут найти ни вуз, ни предприятие. Так что этот канал помощи вузам практически перекрыт. Необходимо законодательно освободить процесс передачи оборудования для учебного процесса от уплаты налога на прибыль.

Созданный классификатор специальностей подготовки выпускников вузов юридически закреплен, но его список нельзя считать полным, поскольку исключены некоторые важные специальности. Так, сегодня вузы просто не выпускают инженеров по таким специальностям, как оптика или криогенная техника. Классификатор должен быть скорректирован с учетом требований промышленности.

Существуют проблемы еще и с уровнем подготовки специалистов, хотя некоторая тенденция к улучшению просматривается.

Если проблемы в образовании удастся решить, отпадет необходимость приглашать специалистов из-за рубежа, а выпускаемые специалисты станут востребованными.

Кризис летно-исследовательского института

О проблемах, стоящих перед Летно-исследовательским институтом, рассказал Анатолий Квочур, главный конструктор ФГУП «Пилотно-исследовательский центр», заслуженный летчик-испытатель СССР и Герой России.

В течение семидесяти лет институт занимался вопросами прикладных опережающих летных исследований. Теперь ЛИИ стоит на пороге закрытия. Страшно представить, к чему это может привести. Неиспытанные самолеты будут попадать прямиком в производство, легко догадаться, к чему это может привести.

Из ста летательных аппаратов, которые были в распоряжении лабораторий двадцать лет назад, остался один истребитель и две тяжелые машины, участвующие в испытании двигателей, вертолетов нет совсем.

Уникальные кадры выходят на пенсию или просто уходят, молодые кадры не востребованы, поскольку нет работы. Квочур - самый молодой из летчиков-испытателей, ему скоро шестьдесят лет.

Во многих перспективных направления прекратилась всякая исследовательская деятельность. Уже два года ведутся работы над темой «Госзаказ: интегрировано-модульная электроника», получены интересные результаты, которые никак не могут быть внедрены, поскольку от них отказываются разработчики авиационной техники. Внедряются лишь разработки, созданные много лет назад. Государство должно взять контроль над этими процессами в свои руки.

Мощная нормативная база поможет спасти авиационную науку

Современная авиация невозможна без использования высоких технологий. Она же инициирует дальнейшее развитие технологий. Авиастроение сегодня испытывает значительные трудности. Частично они связаны с тем, что среди производителей появляются новые мощные игроки, такие как Китай, Бразилия и Индия.

Еще одна проблема связана с состоянием оборудования. Примерно 65 % старше 10 лет, порой его возраст доходит до 25 лет, и это при том, что срок амортизации интеллектуального оборудования составляет пять-шесть лет. Кроме разработки программ технического перевооружения важна и нормативная база, отвечающая требованиям современности.

Директор научно-технического центра «Объединенная авиастроительная корпорация» Владимир Каргопольцев рассказал о том, что передовые технологии - больное место отечественного авиастроения. После двадцатилетнего провала готовность технологий оценивалась всего лишь в три балла, когда за рубежом этот показатель достигал десяти баллов. Сегодня разрыв значительно сокращается, показатель достиг семи баллов. При этом приходится сотрудничать с зарубежными институтами, поскольку отставание по многим позициям очень велико и требует прорывных технологий.

Очень серьезным является вопрос переноса прогрессивных западных технологий и материалов, которые сегодня полностью закупаются, а также создание замещающих технологий. Все это выливается в ряд программ, которые должны быть разработаны на самом высоком уровне.

Эти задачи не могут быть решены без появления мощной нормативной базы. Сегодня отсутствуют четкие нормативные регламенты по разработке элементов программы вооружения, существует серьезная проблема сохранения интеллектуальной собственности. Слабая нормативная база тормозит развитие новых технологий. Этот вопрос необходимо решить по всей стране раз и навсегда.

Непрофессионализм людей, которые принимают решения

В Советские времена Аэрофлот считался самой безопасной авиакомпанией в мире, отечественные самолеты летали прекрасно. А сегодня заключаются контракты на поставку «Боингов-737» из США. Сегодня мы имеем полную неопределенность в стратегии развития авиации и полнейший непрофессионализм людей, которые принимают решения. Рынок авиации практически закрыт, поскольку нам почти нечего предложить.

Президент Ассоциации станкостроителей Николай Паничев рассказал о том, как еще в 2007 году обратился к президенту с разговором о ситуации, которая сложилась с технологической базой, в первую очередь в станкостроении, приборостроении и электронике. Президент дал поручение своему помощнику, спустя четыре года появилось постановление правительства, Программа развития станкоинструментальной промышленности до 2016 года. Вроде бы что-то налаживается.

Вот только 94-ФЗ крайне недоработан и имеет множество лазеек для коррупционеров. В результате чего во многих случаях лоты выигрывают не те заводы, которые вели необходимые НИОКР, а посредники. При этом сумма лота на 40 % откатывалась, 30 % оставалось посреднику, а оставшиеся 30 % уже шли заводу, который приглашался в соисполнители. То есть работа должна быть сделана за 30 % ее стоимости.

Это должно быть остановлено. Вот только и Путин, и Медведев выражают обеспокоенность происходящим, а реальных изменений нет. Нормативная база совершенно не стимулирует производителя и создание новых технологий.

Редкие заводы после смены собственников продолжают свою деятельность и развиваются. Большая часть стала складами, торговыми и развлекательными центрами. Необходимо законодательно запретить новым владельцам менять профиль предприятий стратегического значения. В промышленности за двадцать прошедших лет так и не появилось эффективных собственников.

И дело не только в законодательной базе. Если проанализировать то, что произошло с экономикой нашей страны, можно сказать, что нам нужен Госплан, а не Министерство экономического развития и торговли. Дело в изменении общественного строя.

Материал из topwar.ru

Популярные статьи

Загрузка...

Последние статьи


Навигация