Армейский заказ


Военный информационный портал
Армейский заказ
Как уже неоднократно говорилось и писалось, на конец сентября-месяца были заключены не все контракты по Гособоронзаказу на этот год. «Остаток» составлял около пяти процентов. И говорилось об этом по-разному: в одних изданиях писалось, что осталось заключить всего 5% контрактов, а в других заголовки кричали о срыве заказа. Оставим подачу новости на совести подававших ее журналистов.

Общий объем оборонного заказа на этот год составил более 580 миллиардов рублей. По трем четвертям заказов уже произведено авансирование – на это пошло почти 370 миллиардов. Ожидается, что вся продукция по этим заказам будет сдана уже к концу ноября. Хотя, если производители вовремя озаботятся соответствующим вопросом, сроки могут быть сдвинуты на два-три месяца. Главное, чтобы Военно-промышленная комиссия была вовремя уведомлена о невозможности сдачи работ в срок и выдала на это свое разрешение.



«Вертолеты России», «Концерн ПВО “Алмаз-Антей”», Московский институт теплотехники и Объединенная авиастроительная корпорация уже получили свои заказы и ведут работы по ним. А вот с Объединенной судостроительной корпорацией дела обстоят похуже. Немалая часть из тех пяти процентов приходится именно «на счет» ОСК. Министерство обороны не устраивает тот факт, что судостроители не могут или не хотят предоставить четкую и прозрачную смету на свои работы. Первый замминистра обороны А. Сухоруков отмечает, что тщательное изучение представленных на конкурс смет позволяет снижать итоговую стоимость техники или оружия на 15-20%. И это только за счет явно завышенных прибылей компаний-конкурсантов.

И можно понять это начинание министерства обороны. Полезно вспомнить неудачный американский опыт: с началом Холодной войны и гонки вооружений Пентагон стал требовать от конструкторов и заводов новой техники. Зачастую с характеристиками, трудно доступными для времени формирования техзадания. Но США не скупились и оплачивали все требуемые НИОКР, без оглядки на их итоговую стоимость. В условиях американской рыночной экономики такой подход к финансированию не мог не привести к увеличению количества всяких посредников, комиссий по конкурсам, комиссий по техническим требованиям и так далее, и тому подобное. Особенно яркий пример всего этого – истребитель F-22. Когда этот самолет был только в виде технического задания, планировалось его закупить в количестве более тысячи штук. Однако программа постепенно дорожала и в 1993, 1994 и 1997 году планы сократили до 750, 442 и 339 штук соответственно. Позже, в 2000-х, когда оборонный бюджет Штатов постоянно сокращался, тенденция к уменьшению закупок «Раптора» сохранилась, а в 2010 году было решено ограничиться всего 187 машинами. В свою очередь, перспективный вертолет RAH-64 Comanche вообще не пошел в серию. А перед окончанием работ успел «скушать» более 8 млрд долларов на разработку и еще один на «компенсацию за закрытие проекта» для «Боинга» и «Сикорского».

19-20 триллионов рублей цифра, мягко говоря, огромная. Но недостаточная, чтобы вот так разбрасываться деньгами. Так что нужно следить за расходами, что и пытается делать наше Минобороны. Но министерство проявляет и своеобразный «гуманизм» - в стоимость контрактов изначально закладывается повышение стоимости на ресурсы, ожидаемое в период его выполнения. Особенно полезна такая практика будет для сложных заказов, на исполнение которых дается несколько лет. По большинству заказов срок исполнения закладывается в пределах 3-4-х лет, для сложных, в первую очередь, для флотских, предусмотрены и большие сроки – и семь, и восемь. При этом на данный момент министерство обороны имеет право перечислять предприятиям сразу только 30% от суммы заказа.

Следить за выполнением Минобороны будет не только в сфере сроков и финансирования. Вскоре на наших оборонных предприятиях появятся специальные отделы по менеджменту качества. Планируется, что этот орган, дублируя военную приемку, поможет улучшить качество продукции. Те же предприятия, которые не захотят выполнять условия контракта, рискуют лишиться 5% и более от его суммы, а за каждый день срыва сроков будет начисляться пеня. Вдобавок к этому со следующего года вступит в силу новая статья Административного кодекса, предусматривающая крупные штрафы за неисполнение контракта. В отдельных, особо запущенных случаях, возможно даже повторение «кары» в отношении «Алмаз-Антей», когда после срыва поставок ЗРК С-400 своих мест лишились сразу несколько человек из высшего руководства концерна.

Все эти меры принимаются с одной целью – чтобы к 2015 году обновить треть всех вооружений и техники наших вооруженных сил. К окончанию программы перевооружения в 2020 году ядерная триада страны должна быть обновлена на 70-80%, а остальные войска – на 65-70%.

Материал из topwar.ru

Популярные статьи

Загрузка...

Последние статьи


Навигация